четверг, 10 сентября 2015 г.

Эдуард Асадов. Стихи о войне



Эдуард Аркадьевич Асадов родился 7 сентября 1923 года в туркменском городе Мерв (ныне Мары). После смерти отца в 1929 году вместе с матерью он перебрался в Свердловск к деду. Там в возрасте восьми лет он написал своё первое стихотворение. С 1939 года Асадов жил в Москве. Учился в 38-й московской школе, которую окончил буквально за несколько дней до начала войны.
Не дожидаясь призыва, пришёл в райком комсомола с просьбой отправить его добровольцем на фронт и уже через сутки направлялся к месту боёв в составе стрелкового подразделения – Асадов был зачислен в расчёт специального орудия, позже получившего известность как легендарная «катюша».

Грохочет тринадцатый день войны.
Ни ночью, ни днём передышки нету.
Вздымаются взрывы, слепят ракеты,
И нет ни секунды для тишины.

Как бьются ребята – представить страшно!
Кидаясь в двадцатый, тридцатый бой
За каждую хату, тропинку, пашню,
За каждый бугор, что до боли свой...

И нету ни фронта уже, ни тыла,
Стволов раскалённых не остудить!
Окопы – могилы... и вновь могилы...
Измучились вдрызг, на исходе силы,
И всё-таки мужества не сломить.

О битвах мы пели не раз заране,
Звучали слова и в самом Кремле
О том, что коль завтра война нагрянет,
То вся наша мощь монолитом встанет
И грозно пойдёт по чужой земле.

А как же действительно всё случится?
Об этом – никто и нигде. Молчок!
Но хлопцы в том могут ли усомнится?
Они могут только бесстрашно биться,
Сражаясь за каждый родной клочок!

А вера звенит и в душе, и в теле,
Что главные силы уже идут!
И завтра, ну может, через неделю
Всю сволочь фашистскую разметут.

Грохочет тринадцатый день война
И, лязгая, рвётся всё дальше, дальше...
И тем она больше всего страшна,
Что прёт не чужой землёй, а нашей.

Не счесть ни смертей, ни числа атак,
Усталость пудами сковала ноги...
И, кажется, сделай ещё хоть шаг,
И замертво свалишься у дороги...

Комвзвода пилоткою вытер лоб:
– Дели сухари! Не дрейфить, люди!
Неделя, не больше ещё пройдёт,
И главная сила сюда прибудет.

На лес, будто сажа, свалилась мгла...
Ну где же победа и час расплаты?!
У каждого кустика и ствола
Уснули измученые солдаты...

Эх, знать бы бесстрашным бойцам страны,
Смертельно усталым солдатам взвода,
Что ждать ни подмоги, ни тишины
Не нужно. И что до конца войны
Не дни, а четыре огромных года.
«Грохочет тринадцатый день войны»

После полутора месяцев интенсивной учёбы дивизион, в котором служил Асадов, был направлен под Ленинград, став 50-м отдельным гвардейским артминомётным дивизионом. Произведя первый залп по врагу 19 сентября 1941 года, дивизион сражался на самых трудных участках Волховского фронта. Жгучие 30-40-градусные морозы, сотни и сотни километров туда и обратно вдоль изломанной линии фронта.

– Позволь-ка прикурить, земляк! –
Склонились... Огонёк мелькает...
– Да легче ты, кури в кулак.
Опять патруль ночной летает.

С утра был дождик проливной,
Но к ночи небо чистым стало,
И в щелях, залитых водой,
Луна, качаясь задрожала...

Шли по обочине гуськом,
Ещё вчера был путь хороший,
А нынче мокрый чернозём
Лип к сапогам пудовой ношей.

Стряхни его – ступи ногой,
И снова то же повторится.
А утром с ходу прямо в бой...
– Эй, спать, товарищ, не годится!

Пехотный батальон шагал
Туда, где лопались ракеты,
Где высился Турецкий вал,
Ещё не тронутый рассветом.

Все шли и думали. О чём?
О том ли, что трудна дорога?
О доме, близких иль о том,
Что хорошо б поспать немного?

Не спят уж третью ночь подряд,
Счёт потеряли километрам,
А звёзды ласково горят,
И тянет мягким южным ветром...

Конец дороге. Перекоп!
Но сон упрямо клеит веки...
Видать, привычка в человеке:
Ночлег бойцу – любой окоп.

Посмотришь – оторопь возьмёт:
Повсюду – лёжа, сидя, стоя,
В траншеях, в ровиках народ
Спит, спит всего за час до боя!

Всё будет: грохот, лязг и вой...
Пока ж солдатам крепко спится.
Глядят луна да часовой
На сном разглаженные лица.
«На исходный рубеж»

В то время гвардейские миномётные части испытывали острую нехватку офицерских кадров. Лучших младших командиров, имеющих боевой опыт, по приказу командования отправляли в военные училища. Так осенью 1942 года Эдуард Асадов был срочно командирован во 2-е Омское гвардейское артминомётное училище. За 6 месяцев учебы надо было пройти двухлетний курс обучения. Занимались днём и ночью, по 13-16 часов в сутки.
В мае 1943 года, успешно сдав экзамены и получив звание лейтенанта и грамоту за отличные успехи, Эдуард Асадов прибыл на Северо-Кавказский фронт. В должности начальника связи дивизиона 50-го гвардейского артминомётного полка 2-й гвардейской армии он принимал участие в боях под станицей Крымской.

Меж стиснутых пальцев желтела солома,
Поодаль валялся пустой автомат,
Лежал на задворках отцовского дома
Осколком гранаты убитый солдат.

Бойцы говорили, не то совпаденье,
Не то человеку уж так повезло,
Что ранней зарёй в полосе наступленья
Увидел гвардеец родное село.

Чьё сердце не дрогнет при виде знакомой
До боли, до спазмы родной стороны!
И тяжесть становится вдруг невесомой,
И разом спадает усталость войны!

Что значили парню теперь километры?!
Ждала его встреча с семьёй на войне,
В лицо ему дули родимые ветры,
И, кажется, сил прибавлялось вдвойне!
  
Но нет, не сбылось… Громыхнула граната…
Капризен солдатской судьбы произвол:
Две тысячи вёрст прошагал он до хаты,
А двадцать шагов – не сумел… не дошёл…

Меж стиснутых пальцев солома желтела,
Поодаль валялся пустой автомат…
Недвижно навеки уснувшее тело,
Но всё ещё грозен убитый солдат!

И чудилось: должен в далёком Берлине
Солдат побывать, и, как прежде в бою,
Он будет сражаться, бессмертный отныне,
Бок о бок с друзьями шагая в строю.

За мысли такие бойцов не судите,
Пускай он в Берлин и ногой не ступил,
Но в списках победных его помяните –
Солдат эту почесть в боях заслужил!
«Солдат»

Вскоре последовало назначение на 4-й Украинский фронт. Служил сначала помощником, а затем и командиром батареи гвардейских миномётов.

Он поражал окружающих своей отвагой и целеустремленностью – никогда не теряя головы, Асадов мог принять единственно правильное решение в самой сложной ситуации. А в перерывах между сражениями он писал стихи и читал их на недолгих привалах своим сослуживцам. И солдаты просили – давай еще!

Огонёк чадит в жестянке,
Дым махорочный столбом...
Пять бойцов сидят в землянке
И мечтают кто о чём.

В тишине да на покое
Помечтать – оно не грех.
Вот один боец с тоскою,
Глаз сощуря, молвил: «Эх!»

И замолк. Второй качнулся,
Подавил протяжный вздох,
Вкусно дымом затянулся
И с улыбкой молвил: «Ох!»

«Да», – ответил третий, взявшись
За починку сапога,
А четвёртый, размечтавшись,
Пробасил в ответ: «Ага!»

«Не могу уснуть, нет мочи! –
Пятый вымолвил солдат. –
Ну чего вы, братцы, к ночи
Разболтались про девчат!»
«В землянке» (Шутка)

Роковым для Асадова стали бои под Севастополем – его собственная батарея была полностью уничтожена прицельным огнём противника. Орудий больше не было, зато оставались запасы снарядов, в которых так нуждались на соседнем рубеже. И с наступлением рассвета боеприпасы были загружены в машину, которую Эдуард Аркадьевич взялся доставить к батарее, обеспечивающей наступление.


Это решение было глупым, смертоубийственным, невыполнимым – по открытой равнине, отлично простреливающийся артиллерией и авиацией врага, везти реактивные снаряды по пересечённой местности в обычном тряском грузовичке. Но именно этот подвиг внёс решающую нотку в симфонию Севастопольской победы – вовремя доставленные снаряды дали возможность подавить огневые точки противника. Неизвестно, каков был бы результат сражения, если бы Асадов ни принял такого решения.

Мама! Тебе эти строки пишу я,
Тебе посылаю сыновний привет,
Тебя вспоминаю, такую родную,
Такую хорошую – слов даже нет!

Читаешь письмо ты, а видишь мальчишку,
Немного лентяя и вечно не в срок
Бегущего утром с портфелем под мышкой,
Свистя беззаботно, на первый урок.

Грустила ты, если мне физик, бывало,
Суровою двойкой дневник «украшал»,
Гордилась, когда я под сводами зала
Стихи свои с жаром ребятам читал.

Мы были беспечными, глупыми были,
Мы всё, что имели, не очень ценили,
А поняли, может, лишь тут, на войне:
Приятели, книжки, московские споры –
Всё – сказка, всё в дымке, как снежные горы...
Пусть так, возвратимся – оценим вдвойне!

Сейчас передышка. Сойдясь у опушки,
Застыли орудья, как стадо слонов,
И где-то по-мирному в гуще лесов,
Как в детстве, мне слышится голос кукушки...

За жизнь, за тебя, за родные края
Иду я навстречу свинцовому ветру.
И пусть между нами сейчас километры –
Ты здесь, ты со мною, родная моя!

В холодной ночи, под неласковым небом,
Склонившись, мне тихую песню поёшь
 И вместе со мною к далёким победам
Солдатской дорогой незримо идёшь.

И чем бы в пути мне война ни грозила,
Ты знай, я не сдамся, покуда дышу!
Я знаю, что ты меня благословила,
И утром, не дрогнув, я в бой ухожу!
«Письмо с фронта»

К сожалению, для него самого эта битва стала последней. Осколком снаряда, взорвавшегося в двух шагах от машины, Асадову снесло часть черепа, залив лицо кровью и полностью ослепив его. По мнению медиков, после таких ранений человек должен умереть в течение нескольких минут. И уж точно он не способен совершать каких-то телодвижений. Асадов довёл машину до соседней батареи, находясь практически без сознания, и только потом погрузился в пучину небытия. В ней он провел почти месяц.

За этот подвиг гвардии лейтенант Асадов был награждён орденом Красной Звезды, а спустя многие годы Указом постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР от 18 ноября 1989 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он также удостоен звания почётного гражданина города-героя Севастополя.

А подвиг продолжался. Предстояло вновь поверить в себя, мобилизовать все силы и волю, суметь вновь полюбить жизнь, полюбить так, чтобы рассказать о ней в своих стихах во всём многообразии красок. В госпитале между операциями он продолжал писать стихи. После продолжительного лечения в госпиталях врачи не смогли сохранить ему глаза, и с того времени Асадов был вынужден до конца жизни носить чёрную полумаску на лице.

Могила Неизвестного солдата!
О, сколько их от Волги до Карпат!
В дыму сражений вырытых когда-то
Сапёрными лопатами солдат.

Зелёный горький холмик у дороги,
В котором навсегда погребены
Мечты, надежды, думы и тревоги
Безвестного защитника страны.

Кто был в боях и знает край передний,
Кто на войне товарища терял,
Тот боль и ярость полностью познал,
Когда копал «окоп» ему последний.

За маршем – марш, за боем – новый бой!
Когда же было строить обелиски?!
Доска да карандашные огрызки,
Ведь вот и всё, что было под рукой!

Последний «послужной листок» солдата:
«Иван Фомин», и больше ничего.
А чуть пониже две коротких даты
Рождения и гибели его.

Но две недели ливневых дождей,
И остается только тёмно-серый
Кусок промокшей, вздувшейся фанеры,
И никакой фамилии на ней.

За сотни вёрст сражаются ребята.
А здесь, от речки в двадцати шагах,
Зелёный холмик в полевых цветах –
Могила Неизвестного солдата...

Но Родина не забывает павшего!
Как мать не забывает никогда
Ни павшего, ни без вести пропавшего,
Того, кто жив для матери всегда!

Да, мужеству забвенья не бывает.
Вот почему погибшего в бою
Старшины на поверке выкликают
Как воина, стоящего в строю!

И потому в знак памяти сердечной
По всей стране от Волги до Карпат
В живых цветах и день и ночь горят
Лучи родной звезды пятиконечной.

Лучи летят торжественно и свято,
Чтоб встретиться в пожатии немом,
Над прахом Неизвестного солдата,
Что спит в земле перед седым Кремлём!

И от лучей багровое, как знамя,
Весенним днём фанфарами звеня,
Как символ славы возгорелось пламя –
Святое пламя вечного огня!
«Могила Неизвестного солдата»


После войны Асадов поступил в Литературный институт имени Горького, окончил его в 1951 году и тогда же был опубликован его первый поэтический сборник «Светлая дорога», что открыло ему дорогу в Союз писателей. Всего Асадов является автором 47 книг, причем, не только стихов, но и прозы, в частности, рассказы «Зарницы войны», «Разведчица Саша», повесть «Фронтовая весна». Кроме того, он переводил стихи поэтов Башкирии, Грузии, Калмыкии, Казахстана, Узбекистана. В разное время Эдуард Аркадьевич работал литконсультантом в «Литературной газете», журналах «Огонёк» и «Молодая гвардия», в издательстве «Молодая гвардия».

Умер поэт 21 апреля 2004 года, похоронен на Кунцевском кладбище Москвы. Своё сердце Эдуард Асадов завещал захоронить на Сапун-горе в Севастополе, однако, по свидетельствам работников музея на Сапун-горе, родственники были против, поэтому завещание выполнено не было.В музее «Защита и освобождение Севастополя» на Сапун-горе есть стенд, посвящённый Асадову и его творчеству.



В фонде  Ставропольской краевой библиотеки для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского имеются книги Эдуарда Асадова, в том числе и в адаптированных форматах:

Асадов, Э. А. «Всё начинается с любви»: стихи разных лет [Звукозапись] : поэтический сборник / Э.А. Асадов. – М. : РГБС, 2004. – 1 мфк., (1 час.) : 4,76 см/с, 2 доp.
Асадов, Э. А. «Всё начинается с любви»: стихи разных лет [Электронный ресурс] : поэтический сборник / Э.А. Асадов. – Ставрополь : Ставроп. краев. б-ка для слепых и слабовидящих им. В. Маяковского, 2014. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM), (1 час.). – С изд.: М.: РГБС, 2004.
Асадов, Э. А. Высокий долг [Текст] : стихотворения и поэмы / Э.А. Асадов. – М. : Современник, 1986. – 399 с.
Асадов, Э. А. Дорога в крылатое завтра [Текст] : поэзия, проза / Э.А. Асадов. – М. : ЭКСМО, 2005. – 544 с.
Асадов, Э. А. Дорожите счастьем, дорожите! [Текст] : к 80-летию со дня рождения / Э.А. Асадов. – М. : ЭКСМО, 2004. – 416 с.
Асадов, Э. А. Избранное [Текст] / Э.А. Асадов. – Смоленск : Русич, 2002. – 624 с.
Асадов, Э. А. Избранное [Текст] / Э.А. Асадов. – Смоленск : Русич, 2006. – 496 с.
Асадов, Э. А. Когда стихи улыбаются [Текст] / Э.А. Асадов. – М. : ЭКСМО, 2005. – 352 с.
Асадов, Э. А. Не проходите мимо любви [Текст] : поэзия, проза / Э.А. Асадов. – М. : ЭКСМО, 2005. – 624 с.
Асадов, Э. А. Собрание сочинений: в 3т. Т. 1. Стихотворения [Текст] / Э. А. Асадов. – М. : Художественная литература, 1987. – 526 с.
Асадов, Э. А. Собрание сочинений: в 3т. Т. 2. Лирика; Маленькие поэмы; Весёлые строки [Текст] / Э.А. Асадов. – М. : Художественная литература, 1988. – 445 с.
Асадов, Э. А. Собрание сочинений: в 3 т. Т. 3. Поэмы; Проза [Текст] / Э.А. Асадов. – М. : Художественная литература, 1988. – 509 с.
Асадов, Э. А. Судьбы и сердца [Текст] : стихи / Э.А. Асадов. – М. : Правда, 1990. – 445 с.
Асадов, Э. А. У любви не бывает разлук [Текст] : стихи / Э.А. Асадов. – М. : ЭКСМО, 2003. – 384 с.